irinadvorkina (irinadvorkina) wrote,
irinadvorkina
irinadvorkina

Categories:

Гобелены Владимира Мухина: «Это просто мне нравится»

Продолжаем наши виртуальные путешествия по мастерским художников по текстилю.
Сегодня мы посетим мастера, создавшего более 100 гобеленов, живописца, графика, витражиста, участника более 120 крупных выставок от областных до всесоюзных и международных, в том числе 20 персональных в городах Иванова, Москвы, Ярославля, Шуи, Фурманова и др.
Художник в мастерской

Немного биографии:
1952 г. – родился в г. Кинешма Ивановской области.
1972 г. – окончание Ивановского художественного училища (отделение дизайна).
С 1975 г. – живет и работает в городе Иваново.
1985 г. – член ВТОО «Союз художников России».
1999 г. – звание «Заслуженный художник РФ».
2004 г. – серебряная медаль Российской Академии Художеств.
2008 г. – серебряная медаль Союза художников России.
2013 г. – золотая медаль Союза художников России.

Произведения находятся в музейных и частных коллекциях, общественных и жилых интерьерах.

Мы уже не раз встречались с работами художника в блоге:
На II триеннале в «Царицыно»;
на выставках:
«Мгновения творчества»,
«Россия. XI»-1,
«Россия. XI» -2
 
Большая персональная выставка в г. Иваново. 2012 г. Часть экспозиции.
Персональная выставка в г. Иваново. 2012 г.

Вопросы, уже ставшие традиционными у нас:

– Почему Вашим выбором стал именно гобелен?

– Традиционный вопрос на всевозможных встречах и контактах со зрителями. Ну, наверное, это старая любовь со времен студенчества, со времен огромных и пышных всесоюзных и республиканских выставок, на которые мы обязательно ездили дружной компанией из Иванова в Москву на третей полке общего вагона. В гобеленах привлекал масштаб, свобода композиционного мышления и, конечно, необычайная фактурность и глубина поверхности. Позже, после нескольких лет работы в графике и живописи, в руки попал какой-то журнал с обстоятельной статьей о том, как без особых затрат, создать гобелен. Описано было все очень подробно и понятно. Решил попробовать и...

С тех пор прошло почти 40 лет, а я все «пробую», вприглядку, вприкуску, постигая и учась, выдумывая свои приемы и технологические выверты. Много чего было сделано за это время. (Творческий багаж – более 100 гобеленов большого и немаленького размера. Любимый размер – около 1 кв. м. ). Менялось время, менялись стили и масштабы, менялось мышление. От выставочно-помпезных через объемно-пространственные к камерно-философским решениям. Менялось многое, но всегда сюжет, тема для меня были важнейшими составляющими произведения. Композиция, колорит, пластика, поверхность – все это – ДА, но все это объединено и служит главной цели – сюжетно-идейной. Я чем-то делюсь и хочу, чтобы меня понимали.

Ковчег. 1999. 90х90 см. («Ведь, если все это действительно было – то намного проще и грубее»).
Ковчег. 1999

– Ваши работы обычно имеют размер 90х90 см. Наверное, это не только для того, чтобы отойти от банального квадратного метра?

–Удобный, человеческий размер для того, что бы донести свой посыл для зрителя. «Банальный» метр тут ни при чём. Есть ряд работ именно этого «банального» размера. Большинство моих сюжетов имеют достаточно камерное звучание и увеличение размера попросту может лишить их доверительности. Публичное декларирование в огромном зале не заменит душевного разговора на кухне. Но это мое личное мнение или оправдание. А еще, сроки исполнения таких размеров, видимо, соответствуют моему темпераменту. Были работы и 2 метра, и даже 3,5 метра по большой стороне, но это все про другое. А еще, что тоже имеет определенное значение, метровые работы удобно и хранить, и перевозить, но это понимание пришло гораздо позже, чем определился «фирменный размер».

Выставка в Коломне. 2015 г.
Выставка в Коломне. 2015

– Особенности Вашей техники? Есть свои любимые приемы ткачества?

– Выполняю гобелены исключительно сам, не доверяя этот интимный процесс чужим рукам. Во-первых, это непредсказуемо опасно, а во-вторых, это просто мне нравится. Нравится неспешная импровизация в рамках эскиза, тишина мастерской, медленное рождение плоскости из нечто. Тку на простой раме с натянутой основой. Плотность – 2–3 нити на 1 см., в зависимости от размера и сложности рисунка, при необходимости добавляю дополнительные нити основы. Предпочитаю классическое гладкое ткачество.

– И единственный фактурный прием, который Вы иногда применяете – это обвивки?

– Да, я часто делаю обвивки в разных направлениях во время ткачества, но никогда не вышиваю поверх сотканного. И вообще стараюсь ничего не добавлять потом – это мой принцип (может не совсем разумный). Всё, что нужно и можно – стараюсь делать в процессе ткачества.

Утро. 2002. 90х90 см.
Утро. 2002

– Какие материалы используете?

– Пряжу крашу, подкрашиваю, перекрашиваю, сейчас много использую магазинной – в основном п\ш. Очень нравится ковровая пряжа. Применял медную проволоку, бумажный шпагат, лен, коноплю и т. п. Использую меланжирование, но не контрастное, что позволяет, на мой взгляд, добиться большей живописности и сложности цвета. Часто, если это диктуется эскизным решением, тку на двух перпендикулярных основах, т. е. получается, что часть гобелена соткана горизонтально, часть вертикально – ритмика меняется, меняется пластика. Иногда это приводит в некоторое замешательство тех, кто в общих чертах представляет процесс классического ткачества.

Последние яблочки. 2015. 90х100 см. [Две основы идут в разных направлениях]
Последние-яблочки. 2015

– Посетителей выставок часто интересует вопрос, как рождается замысел?

– Вопрос наитруднейший, потому что ответить на него внятно невозможно. Что происходит в голове, в сердце художника – кто объяснит? Процесс скрытый, таинственный. Жизнь, природа, философия, литература, история, искусство, различные ассоциации – все варится в этом котле для того, чтобы родиться в данном месте и в данное время. Редко бывает, что рождающийся замысел на начальном этапе может быть объяснен, описан связными словами.

Собравший камни. 2010. 90х95 см.
Собравший камни. 2010

– Как делаете эскиз и картон, насколько подробно? Или импровизируете в процессе ткачества?

– Эскизы, уже много лет, рисую на компьютере. Часто начальный и конечный результат абсолютно различны не только по форме, но и по содержанию. Компьютер позволяет такие метаморфозы совершать намного быстрее и безболезненнее, чем при рисовании руками. Эскиз стараюсь делать достаточно подробно, чтобы потом была возможность импровизации (в рамках разумного). Следующий этап – картон, обязательно в цвете, с уточнением пластики и деталей. Ну и далее по «списку»..., все как обычно.

Рыба в интерьере. Компьютерная графика
Рыба в интерьере. Компьютерная графика   

Рыба на венском стуле. 2003. Ткачество. 48х52 см.
Рыба на венском-стуле. 2003

Все эскизы складываются (рождаются) по разному. Одни – сразу, другие – долго и мучительно, одни – осознанно, другие – почти на уровне подсознательного. Так же происходит и их фиксация. Что-то выполняется целиком на компьютере с самого начала (с чистого листа), что-то после каких-то карандашных почеркушек. Как говорится – как попрет. Нет никакой установки на метод и способ. Ну вот, например: был такой гобелен «Ряженые слепые и ангел», так сюжет и сам эскиз родились из ниоткуда, за 10 минут – пробовал свежезаточенные цветные карандаши для маленького сына. Откуда это взялось? А главное, потом не было почти никакой доработки и правки.

Ряженые слепые и ангел. 1992. 140х185 см
Ряженые слепые и ангел. 1992

Другой сюжет – «Следы Вавилона», практически «срисовал» с ночного неба летом на даче. Вышел ночью и обалдел, как всё там кто-то грамотно скроил для меня.

Следы Вавилона. 2000. 90х90 см.
Следы-Вавилона. 2000

«Покров» созрел из акварельной размазни, но персонаж реальный, почти с натуры.
Не помню, где прочитал, что все мы (художники) «воруем», где можно и что можно, а вдруг пригодится в том или ином виде. «Ловушка для луча» – картинка, которую все мы видим в быту многократно, но в какой-то момент она торкает, рождая идею. Остается только правильно расставить акценты, донеся свой взгляд до зрителя. Почему именно эта картинка всплыла в сознании в определенное время? Все просто, но как обьяснить…

– Фотографии сохранили Ваши ранние большие гобелены с характерными для того времени темами и композиционными приемами: «Бамовский вальс» (1978. 200х200 см.), «Цвета революции» (1980. 150х230 см.), «Рождение планеты» (1981. 200х270 см.), «Победа» (1985. 300х300 см.), «Энергия» (1985. 200х230 см.).

Лето. 1979. 200х200 см. и Победа. 1985. 300х300 см.
Лето. 1979 и Победа. 1985

В большом гобелене «Серебряный дождь» (1986. 185х185 см.) с деликатным использованием разных техник, уже намечается авторский почерк, хотя еще нет тех черт, которые станут узнаваемо мухинскими.
Серебряный дождь. 1986

Меня всегда интересует, как художник находит свой собственный стиль? У Вас он появился сам собой в один прекрасный день или постепенно с годами; вырабатывался сознательно долгими зимними вечерами или был принят однажды волевым решением?

– Как пел Б. Окуджава: «Каждый пишет, как он слышит, как он дышит так и пишет, не стараясь угодить...». Всю свою творческую жизнь занимался и занимаюсь станковой графикой, поэтому, наверное, одно перетекает в другое. Графика влияет на гобелен, гобелен на графику. Хорошо это или плохо – не знаю. Но мне комфортно. Стилистика, конечно, со временем претерпевает изменения, меняются приоритеты, меняется образное мышление, но узнаваемость, мне кажется, остается.

Стиль, наверное, не определяется желанием или умозрительными рассуждениями типа – вот завтра я буду как Врубель, а послезавтра попробую Малевича и т. п. Стиль – это годы, это образ мышления, характер, множество случайностей и внутренних переживаний, среда, в конце концов.

Но вот один толчок к формированию стиля я, наверное, все-таки почувствовал определенно. 1989 год, творческая дача «Байкал», ясная и светлая зима, запредельные ощущения от величия и простоты природы, общение с коллегами. Все остальное «суета сует». И вот что-то такое перещелкнуло в сознании и понимании «как и зачем». Я «напахал» много графики (привез уже законченные листы) и серию небольших гобеленов – там придуманных и выполненных по-новому. Два месяца творчества и в результате – работы кардинально не похожие на все предыдущие. И с того времени я начал отходить от больших помпезных гобеленов – к более камерным, сюжетным, «человеческим»: и по языку, и по размеру. Мне кажется это была отправная точка, начало другого взгляда на гобелен и вообще на свое творчество. Но это могло быть только толчком, а дальше...

В ожидании чуда. 2006. 90х90 см.
В ожидании чуда. 2006

– Вы могли бы назвать работы, которые считаете наиболее ценными?

– Трудно выделить какие-то «ценные» работы. Они все, наверное, в свое время были чем-то ценны, иначе не состоялись бы, не были бы выполнены в материале (сколько таких не реализованных замыслов). Банально говорить о том, что все работы, как родные дети, но сермяжная правда в этом все-таки есть. Честное слово, но я затрудняюсь что-то выделить. Я соглашусь с тем, что есть более удачные, есть менее, но это пусть судят другие. Все еще впереди. «Лучшая книга это та, которая еще не написана». Да и не люблю я рассказывать о том, что хотел, да как хотел, и что получилось.

– Кроме гобелена, Вы занимаетесь и другими видами творчества?

– Что еще? Графика, живопись, витраж. Ну, витраж это для поддержания жизни (за него, пока еще платят деньги). Выполнены они в технике «Тиффани». Все по-настоящему, все по-честному. Их уже очень много, в основном, все они находятся в частных владениях.
Витражи.

Витраж "Алиса"

На станковую графику (в различных техниках) переключаюсь, когда требуется освободить голову от затей, которые не хотят рождаться гобеленами. И это иногда помогает сдвинуть их в нужном направлении. А еще – это мне просто нравится. Другой материал, другой размер, другие ощущения, другой тактильный контакт. Ну, а живопись, это как говорится: «...не корысти ради, а дабы не отвыкнуть». В основном пейзаж, натюрморт. Были попытки в живописи повторить гобеленовые сюжеты, но как-то не задалось, не прочувствовалось. Нельзя объять необъятное.

Иногда думаю – закончу работу и все, возьмусь за кисть. А месяц проходит, и начинает чего-то не хватать. Шпалера своим материалом дает какое-то первобытно-человеческое ощущение. Проведешь рукой по готовой работе – и происходит процесс отдачи; что-то необъяснимое на тактильном уровне.

– Что думаете о современном гобелене?

– Он разный, как и все изобразительное искусство. Но тенденция к упрощению просматривается реально, и это тревожит. Упрощенный сюжет (если он вообще есть), упрощенная форма, примитивная пластика, незатейливое исполнение... Быстрей, быстрей... А стоит ли тогда вообще трогать этот материал? Можно, конечно, ссылаться на поиски, эксперимент, новаторство, но почти все это уже было и не удивляет. Редко кто находит свой путь, и тогда это внушает уважение, но это случается не часто. Конечно есть великолепные мастера, великолепные произведения, ну, а общий фон – достаточно простенько. Обидно. По-моему гобелен – это не только материал и технология, это образ мышления, особый склад ума и виденья. Приблизительность и спешка противопоказаны.

Вечернее наваждение (Нашествие). 2003. 90х94 см.
Вечернее наваждение (Нашествие). 2003

– Каким видите будущее гобелена?

– Вряд ли мои или чьи-нибудь предположения и чаянья повлияют на его эволюцию. За много веков в его истории были разные периоды и этапы, как и во всем изобразительном искусстве и культуре в целом. Так что «...мы предполагаем, а ОН располагает...». Но очень хочется думать о позитивном. А вообще, это очень серьезный вопрос.

– Спасибо и с днем рождения Владимир Павлович!

Послесловие

Чудесно, когда художник делает то, что ему «нравится», когда он свободно распоряжается известными возможностями ткачества и постоянно ищет новые…
Игра с цветом – от тончайших тональных переходов до ярких контрастов, композиционные приемы в гобеленах Владимира Мухина совершенно свободны, всегда неожиданны. Как и сами сюжеты. Тканые квадраты похожи на сказки, притчи, аллегории, мечты, цветные сны, безграничные фантазии, ожившие воспоминания.

Светлое воскресенье моего детства. 2013. 90х90 см.
Светлое воскресенье моего детства. 2013

Не всегда легко проникнуть в замысел художника, но всегда его гобелены заставляют остановиться и задуматься.

Доброхоты спасают Пизанскую башню. 2010. 100х100 см.
Доброхоты спасают Пизанскую башню. 2010

В ряде гобеленов поражает мастерство, с которым созданы выразительные характеры – вспомним, что это делается на небольшой плотности!

Живописный «Странствующий продавец амуров» (1998. 90х90 см.) устало катит в ночи тележку с крылатыми очаровашками и несет собственную крышу над головой. Похоже, амуры с их стрелами вышли из моды, как и сама любовь…
Странствующий продавец амуров. 1998

Легко узнаваемые, вечные канонические сюжеты (библейские, литературные, мифологические, шпалерные) в руках мастера приобретают совершенно неожиданную трактовку.

Дама с единорогом. 2015. 90х94 см.
Дама-с-единорогом. 2015

Гобелены одновременно декоративны и жизненны, сказочны и реалистичны.
Фигуры людей и животных предельно стилизованы, и в то же время их движения и позы поразительно точны и характерны.

Совершенно авторский прием разработки пятна – разноцветными или близкими по тону полосками (будь то небо, земля, дома, люди, звери, птицы, фрукты и прочее). Причем в разные стороны… От этого любой сюжет приобретает кажущуюся простоту и легкость. И не они ли создают ощущение веселой шутки?

Без юмора, иронии, кажется, не обходится ни одна работа. Представляешь, как смахнув серьезность, художник прокидывает шерстяной уток и улыбается «в усы», видя, как идея начинает обретать материальные черты.

Несмотря на разнообразие сюжетов, почти всегда здесь присутствуют солнце и луна и все три стихии – вода, земля и небо. И возникает ощущение Вселенной...

Задумавшийся. 2001. 90х110 см.
Задумавшийся. 2001

Оказывается, глубина мысли и широта философских обобщений вовсе не зависит от метража, наличия люрекса и красивых перетеканий цвета. Уход от штампованных композиционных приемов всегда ценен, если он не является самоцелью.

Когда-то шпалера рождалась строго в каком-то из «больших стилей», с помощью целого коллектива художников, красильщиков, ткачей. С тех пор, как гобелен стал авторским, всё сосредоточилось в руках самого художника. И теперь нам интересен в гобелене, в первую очередь, взгляд художника на мир – реальный и духовный (в широком понимании), его интерпретация. Гобелены, которые оставаясь в рамках традиционной гладкой техники, заставляют думать, – один из путей развития «ковровой картины» сегодня.

Собирающий камни. 1997. 90х90 см.
Собирающий-камни. 1997

Фотографии предоставлены художником.

Больше фотографий можно посмотреть в альбомах Владимира Мухина:
На сайте АХДИ (гобелены, графика, витражи, компьютерная графика и др.);
но качество лучше в Фейсбуке (гобелены).
На выставке в Коломне 2014 г. 

Видео на Ютубе. 

P. S. Напоминаю, что вы можете не только оставить свои комментарии, даже если не зарегистрированы в ЖЖ, но теперь и здесь есть кнопка (с сердечком) для тех, кому некогда выразить свои мысли словами.
Tags: гобелен
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments