irinadvorkina (irinadvorkina) wrote,
irinadvorkina
irinadvorkina

Categories:

Небесные ткани Перуджи

Сначала я увидела их на фресках Доменико Гирландайо, творившего в эпоху  Возрождения. Синие узоры с птицами и драконами четко читались на белом фоне ткани. Такое внимание было уделено узорам на скатерти явно неспроста.

Доменико Гирландайо (1448–1494) «Тайная вечеря». Фрагмент. Фреска в трапезной монастыря Ognissanti (Всех Святых).1480 г. 400х880 см. Флоренция,  Музей Cenacolo di Ognissanti.

Доменико Гирландайо «Тайная вечеря». Фрагмент. Фреска в трапезной бывшего монастыря Сан-Марко во Флоренции.1486 г. 400х800 см. Флорентийский гос. музей.


Благодаря скрупулезной работе художника видно, что ткань долго лежала сложенная, и даже не разгладив складки, ею укрыли длинный-предлинный стол. Только концы ткани украшены узорными полосами. Похоже, их соединили и подкололи.


В живописи итальянских художников длинные ткани с синими узорами встречаются в разных жизненных ситуациях, хотя и описанных в Библии, но вполне бытовых.
Пьетро Лоренцетти (ок. 1280–1348). «Рождество Марии». 1342 г. 187x184 см. Сиена, музей собора.


Паоло ди Джованни Феи (ок. 1345–1411). «Рождество Марии». 1381 г. Сиена, Пинакотека.


Ткань с красными петухами, львами и крестами в ромбах можно хорошо разглядеть в центре картины Иларио да Витербо «Святой Франциск» (ок. 1393). Это живопись на деревянной панели в апсиде часовни Порциункула (Св. Девы) в г. Ассизи, провинция Перуджа.


Святой Франциск объявляет о даровании индульгенции перед народом и семью епископами, опираясь на щедро украшенную ткань. Здесь видно как в Средневековье ценными тканями декорировали любое уличное мероприятие – ткани и на перилах галереи, и поверх ее.

Святой Франциск жил и умер (в 1226 г.) возле Порциункулы. В обители он стал проповедником. Здесь в 1209 году зародился нищенствующий орден, названный его именем – орден францисканцев. За получением индульгенции святой ходил в Перуджу к папе Гонорию. С тех пор посещение Порциункулы 1–2 августа давало полную индульгенцию – совершенно освобождало от наказания в Чистилище. Что и сегодня вызывает наибольший приток посетителей.

Видимо, не случайно узоры на ткани на этот раз красного цвета на белом фоне. Святой ходил на встречу с Христом, а потом к папе с белыми и алыми розами, которые расцвели на месте капель его крови (чтобы прекратить наваждение, он бросился обнаженным в кусты с шипами).

Так выглядит часовня сегодня. Сюжет с тканью находится слева – второй снизу:


Когда-то беленое полотно начали украшать простыми голубыми и красными полосками разной ширины, позднее на полосах появились узоры.
Самым ранним изображением подобной ткани считают распятие Альберто Сотио 1187 года в соборе Сполето (Cattedrale di S. Maria Assunta).
На почти прозрачной вуали видны тонкие красные и синие полоски. Цвета, которые станут традиционными.


На распятии Антонио да Фабриано (XV в. Мателика, Музей Пирсанти) узоры трудно различить, но здесь это не важно:


Аналогии с еврейским таллитом (талесом) с синими полосками не должны удивлять. Появление перуджанских тканей совпадает со временем крестовых походов. Вернувшиеся со Святой земли крестоносцы наверняка привозили их вместе с остальной добычей, в которую входил и текстиль. Жены и дочери начали копировать эти образцы с помощью вышивки и ткачества. К этому же времени относят начало активного развития вышивки в Италии.

Думается, что поскольку крестоносцы видели, что это молитвенные наголовные покрывала, христиане тоже стали использовать их в ритуальных целях и как церковный текстиль.

Произведение Сано ди Пьетро «Проповедь святого Бернардина на площади Кампо» (Фрагмент. 1445 год. Сиена, музей собора) можно считать почти фотографией, поскольку изображенное событие происходило, скорее всего, на глазах художника. Но в отличие от таллитов, которые носят мужчины, в Италии, как мы видим, они стали принадлежностью  женского христианского одеяния.


Но постепенно страсть европейцев к фигуративности и украшательству победила и итальянки начали украшать полосы всякими изображениями. Живописцы показывали их, хотя и в библейских сценах, но как палестинские бытовые ткани времен Христа. Однако художники изображали уже не таллиты с простыми полосками, а итальянские узорчатые товалье своего времени.

Maestro di Cesi. Мадонна с младенцем (Мадонна делла Сельветта). Фрагмент. 1332.


У Гирландайо – один из самых ярких примеров по уровню реализма. Подобные ткани с разными рисунками изображены в «Тайной вечере» Леонардо да Винчи и во многих других итальянских (и не только) фресках, картинах, деревянных скульптурах и миниатюрах из манускриптов (теперь ваш глаз без труда будет их примечать).
Но что это за ткани, которые удостоились высокой чести быть изображенными в столь серьезных сюжетах?
Тщательно проработанная детальность не оставляет сомнений, что они существовали в реальности.
Может быть, это вышивки?
Когда они появились?
Где их делали?

Поехали в Италию – будем разбираться на месте.

По итальянски они называются «tovaglie perugine» – перуджийские скатерти. По-английски – «рerugian towels» – полотенца Перуджи. Да, да, именно туда и ходил св. Франциск и, наверное, принес подарок от папы взамен своих священных роз…
Но называть их полотенцами или скатертями нет смысла. Использовали  ткани  очень широко.

Их историю отсчитывают от XII века. Благодаря ткацким мастерским, Перуджа в провинции Умбрия стала «промышленным районом». В деревнях в округе их ткали женщины долгими зимними вечерами.

Сначала узорные скатерти использовали в церквях центральной Италии для покрытия алтаря и в ризнице, как призы для победителей рыцарских турниров.

В XIV–XV веках знаменитые «pannili alla peroscina» стали модными по всей Италии. Они вошли в обиход у знати и самых богатых семей в областях центральной Италии, а потом распространились и дальше: от Сицилии до севера Европы. Два столетия они были статусным символом Средневековья, ценились, продавались, копировались и подделывались по всей Европе.

Со временем ткани стали не только сакральным предметом, но превратились в полотенца, салфетки, пеленки, шторы, подушки, шали для покрытия головы и плеч, фартуки, сумки, седельные сумки, пояса. В скрученном виде они служили опорой для корзин, которые носили на голове. В начале ХХ века ими покрывали семейный праздничный стол.

К концу XVI века ремесла начали приходить в упадок. Узорное ткачество, вышивка, кружевоплетение были мало востребованы триста лет. Этим искусством  занимались только несколько монастырей, оно стало домашним ремеслом и таким оставалось до конца XIX века.

Самые старые, сохранившиеся в музеях и частных коллекциях, изделия датируют XIV–XVII веками.
А этот – 1300 годом. Музей RISD


1400–1500 гг. 175х97 см. Лондон, Музей Виктории и Альберта.


Часто на тканях встречается узор зигзага или фигуры вписываются в декоративную полосу зигзага. Этот узор трактуется и как движение волн, и одновременно, как движение подножек ткацкого станка.

Хотя узоры похожи на вышитые, но они сотканы.
1500 г. Музей RISD


Белое полотно ткали обычно в технике саржи или ромбовидной саржи, которая у итальянцев называется «occhio di pernice» («глаз куропатки»), у англичан это – «diamond twill» (алмазный твил). Как говорится, каждый видит то, что ему хочется.
Учтем, что на этих фрагментах мы видим ткань при большом увеличении.


Узоры создавали дополнительным узорным утком в браной технике.


Ткали их из льна, только узорный уток – из хлопка. Хлопок появился в Италии позднее, но он легче прокрашивается, видимо, с этим связано такое сочетание растительных волокон. Красили индиго или вайдой, иногда встречаются и «цвета ржавчины», и коричневые узоры.

«Старинное полотенце». 33х92 см.
Даты нет, выглядит не слишком старым, но по технике оно не отличается от ткани с синим узором 1500 г.
Изображения крылатых львиных грифонов в противостоянии занимают почти все полотно.


Использованы сразу четыре приема ткачества: саржа, полотняное переплетение под узором, крупный репс там, где идет однотонная цветная полоса (т.е. несколько нитей основы взяты как одна) и узор браной техникой. (О ткацких переплетениях   и   словарь).

Львиные грифоны.


Узоры получаются двусторонними, по принципу негатива-позитива.


В рисунках ощущается первоначальное влияние стиля и мотивов восточных тканей, вспоминаются сасанидские павлины, орлы, львы. Но заметно как сильно видоизменился стиль, стал самобытным европейским явлением. На дошедших до нас экземплярах можно увидеть мифических (грифоны, драконы, русалки) и реальных животных и птиц (павлины, ястребы, зайцы, волки, львицы), людей, древо жизни, растения, виноградные лозы, башни замков, фонтаны, декоративные узоры и надписи. Они носят то светский, то религиозный характер. Звери то неподвижно замирают, как и положено геральдическим животным, то готовы выскочить из ткани и в ярости наброситься на невидимого противника. Благопожелательные знаки и христианские символы бессмертия и воскресения сменяются позднее галантными сценами с рыцарями на конях и популярными в то время девизами.

На сайте Эрмитажа показано 9 тканей. Но открываются (если повезет) только фрагменты и только на слова Полотенце Перуджа. Все они происходят из собрания барона А. Л. Штиглица и датируются XIV–XV веками.
Возможно, на слова скатерть, фартук и т.п. откроются еще. На слово ткань открылась десятая, и даже целиком:
Ткань с изображением птиц и лошадей перед башней. Италия, Перуджа (?), Кон. XIV – нач. XV вв. 70х56 см. Птб, Эрмитаж. (Видимо, изнаночная сторона).


В эпоху Возрождения умбрийская школа вышивки уже была известна и даже появились книги, в которых были собраны старинные узоры. Книга Алессандро Паганини «Бурато» (Alessandro Paganini «Burato») была напечатана в 1484 году и переиздавалась почти два столетия.
В книге показаны и станки, на которых ткали, и узоры.




Ткань с единорогом. XVI в. 83,8х222,3 см. Музей Метрополитен.
С лицевой стороны.

С изнаночной стороны.

Не ткань, а целая антология фольклора!
Фрагмент:


Во время первой мировой войны в деревнях еще выращивали лен, пряли и ткали всё на тех же ручных станках XIX века. Развитие текстильной промышленности чуть не погубило ремесло, но энтузиасты этого не допустили.

Сегодня художественным ткачеством занимаются частные мастерские. Они ткут традиционные скатерти на станках XVIII–XIX веков с ремизами и подножками. На создание скатерти уходит до 20 дней.

В музее-мастерской «Giuditta Brozzetti» древние традиции поддерживает уже четвертое поколение одной семьи. Мастерская была открыта Джудиттой Броззетти в 1921 году. В ней работали надомницы на ручных жаккардовых станках с перфокартами. Узоры, на основе изученных древних образцов, подготавливал профессиональный художник.
Музей-мастерская находится в древней церкви Сан Франческо делле Донн в Перудже.


На переднем плане ниже видна ткань «arazzi a fiamma», которую ткали в Перудже, с узором «пламени» – постепенного изменения оттенков. Она была очень модной и дорогой  в 1950-е годы.


Сегодня здесь не просто копируют старые образцы, но делают интерпретации знаменитых скатертей и это ценно как живое продолжение традиции.
Ткачество в Лаборатории-музее Джудитты Броззетти.




Все фото из сети.

P.S. Ткани с узорными полосами на концах очень похожи на славянские рушники, которые так же использовали и для бытовых, и для ритуальных целей. Сшивая узкие (по размеру станка) полотенца, получали скатерть, а когда приходило время, ею покрывали гроб.

Наша саржа не отличается от западного твила – фрагмент рушника XIХ века из воронежской деревни, отснятый на месте – их там можно еще встретить. А вот узоры рушников – обычно отличаются, но здесь просто полосы (фото из моего тома 2 «Ручного ткачества», с. 296; о браной технике: с. 109–112).

Р.P.S. А почему я вдруг занялась итальянскими «полотенцами» – это уже другая, длинная детективная история...
Tags: perugia, Италия, Перуджа, текстиль, ткани, ткачество
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments