?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Гобелены Ольги Поповой

Продолжаю серию виртуальных путешествий по мастерским художников.
Сегодня мы в гостях у опытного мастера, который занимается ткачеством гобеленов уже почти 30 лет. Кроме того, Ольга занималась батиком, рукописной книгой, создавала книжные иллюстрации.  Работает в техниках акварели, пастели, офорта, литографии, в области монументального текстиля (театральные занавесы).
.
Ольга Попова


Немного биографии:
Родилась в 1959 году в Москве.
1983 г. – закончила Московский технологический институт, художественный факультет (отделение художественного текстиля).
1987 г. – вступила в молодежное отделение при Союзе художников СССР.
1993 г. – вступила в Союз художников России.
1993 г. – стипендиат Белгородского Фонда культуры и отдела по делам молодёжи администрации Белгорода.
1998–2008 гг. – председатель правления Белгородского отделения Союза художников России.
Участвовала во многих Всероссийских выставках, в том числе персональных – в Белгороде и Польше.
Награждена знаком Союза художников России «Духовность. Традиции. Мастерство», золотой медалью и дипломом имени В. И. Сурикова, дипломами ВТОО СХР, медалью Союза художников Беларуси «За развитие белорусского изобразительного искусства», благодарностью Министра культуры РФ.
Произведения украшают интерьеры общественных зданий города Белгорода и области, а также хранятся в Белгородском государственном художественном музее, в государственной художественной галерее города Гагарина, в частных собраниях городов России, Украины, Белоруссии, Эстонии, Бельгии, Великобритании, Германии, Голландии, Польши, Франции, Чехии.

На открытии выставки «Мгновения творчества» 15 декабря 2010

Ольга Попова

Итак, слово Ольге Поповой [и немного курсива от меня]:

Что для меня гобелен? Произведение искусства, выполненное в технике ручного ткачества. Гобелен-фреска, гобелен-картина… ему доступны чувства, страсти, он способен вызвать у зрителя сложные душевные переживания, волнения, радость. Фактура гобелена сама по себе энергетически притягательна, поглощает свет, дарит мощь цветового тона, а оптическое смешение цветов в тканом полотне – несомненное преимущество техники.
При поступлении на художественный факультет Московского технологического института (ныне МГУС) выбрала специальность «художник-модельер», а через полгода  перевелась  на «текстиль» – здесь  витал дух станковизма, монументалки. Серьёзно заниматься дизайном одежды показалось слишком утилитарным делом, оставила это навсегда своим любимым «хобби». И о гобелене узнала только во время учёбы. Дипломную работу делала как серьёзный заказ в интерьер Дворца пионеров (ныне Дворец творчества детей и подростков) в Белгороде. Он же оплачивал выполнение работы в Решетиловке (Полтавская область) – на одной из крупнейших в СССР фабрик, выполнявших гобелены по эскизам художников.
Рисунок был очень насыщен мелкими деталями, поэтому картон по совету руководителя диплома делала со слайдов, проецировала на стену по кусочкам. О-о-очень утомительно, неудобно, искажения по краям требовали серьёзной  доработки. В общем, намучилась и никогда более не прибегала к этому способу. Только по клеточкам!
«Мое детство – красный конь». 1983. 360х212 см. Интерьер БДТ
Попова «Мое детство – красный конь».
Фрагмент
Попова. «Мое детство – красный конь».
                          

В год окончания института получила ещё заказ на гобелен в тот же интерьер, потом ещё. Это были эдакие фактурные настенные панно, разительно отличающиеся от гладкого диплома. Заказчик хотел разнообразия, а я, как профессиональный художник-текстильщик, знакомый с прибалтийским объёмно-фактурным пиршеством (ведь их гобелены были на Всесоюзных выставках в Москве постоянно!) не избежала соблазна попробовать пластические ухищрения, с увлечением выкладывала все возможности ручного ткачества – и петельки, и косички, и ворс, и отверстия, и неровные края, и объёмные накладные тканые детали…
«Нам этот мир завещано беречь». 1984. Интерьер БДТ
Попова. «Нам этот мир завещано беречь».


Гобелен «Композиция» состоит из 8-ми фрагментов, сотканных на разных основах и потом собранных в единый.  Несомненно, всё это от знаменитых  прибалтов, Эдит Вигнере и Руты Богустовой, в первую очередь. Именно работы Вигнере подвигли меня сделать  работу с использованием непряденой овечьей шерсти. Я ездила по деревням в период стрижки овец и покупала прямо руном. Стирала  и  красила в мешках из хлопчатобумажного тюля…
«Композиция». 1985
«Композиция». 1985

[Всегда особенно интересен момент обретения художником собственного почерка. Первые работы Ольги вполне актуальны для того периода развития гобелена в стране. Так работали многие. Но вот уже в следующих гобеленах начинается переход к своим темам и собственному стилю].


Три года после окончания института – работа на заказчика, и не только гобелен, но витрины магазинов. Это приносило неплохие деньги, но было всё время ощущение, что у меня на шее вилы... Душу переполняли нешуточные страсти, требующие выхода. Когда невозможность носить в себе нереализованный замысел стала невыносимой, я оставила  «хлебное» место. Ушла, чтобы сделать «Затмение». Ушла на зарплату в 35 рублей, в дворники, в РЭУ. Правда, не метлой мела, но оформлена была именно как дворник. Родители узнав, недоумевали – высшее образование, красный диплом, работа есть по специальности, а она (то есть – я) «катает» таблички на металле,  доски объявлений на подъезды, стенгазеты.  За это директор РЭУ дал мне сухую светлую комнату в конторе, в которой я могла работать, но только тайно. Я поставила там станок и выплёскивала из себя свою лиловую катастрофу… Затмение человеческого разума… Абсурдность демонстрации силы… Уязвимость живого существа  и реальность трагедии.
Рассказ как я ушла из фирмы, где имела много заказов и мастерскую в дворники, чтобы сделать «Затмение», сильно поразил брянского поэта Алексея Новицкого. И он написал стих:
На дворничиху Ольгу
Осерчал народ.
И поделом, поскольку –
Ужасный гололёд.
…………………………..
…А у объекта брани
Рассветные глаза.
Забилась мышью в норку.
И, сотканный из вен,
Пульсирует в каморке
На раме гобелен.
В общем, он, Новицкий, как автор, несколько домыслил историю. Я ж не мела тротуары. А у него якобы должна была мести, но страстно увлечённая ткала гобелен.

«Затмение». 1987. 290x150 см. Гос. художественная галерея, г. Гагарин
Попова. «Затмение»

Действительно, ткала всем существом – пятна аллергии покрывали лицо, руки, тело. Катарсис какой-то… Его выставки:  1987–1990 – молодёжная, областная в Белгороде, российская «Наука и космос на службе мира» в Калининграде, «Молодость России» в Москве, с которой его закупает РОСИЗО для картинной галереи в г. Гагарине Смоленской области. Но и после закупки я не раз брала его из музея для крупных выставок в Москве. Он опубликован в подарочном фолианте «Имени твоему…» к 2000-летию от Рождества Христова, изданном Союзом художников России. В общем, «Затмению» достались все возможные земные почести.
В 1989-м были сделаны «Истоки» – попытка восстановить силы после «лиловой катастрофы». Но ненадолго.

«Истоки». 1989. 150х150 см. БДТ
Попова. «Истоки»


В 1990-м «Холокост» создан той же непреодолимой потребностью высказаться. Его пластическая форма явилась во сне или, точнее, в медитативных «погружениях» с закрытыми глазами. Это «видение» не покидало до конца работы  – эскиз, картон, крашение шерсти, собственно ткачество – то есть картина реально стояла перед глазами, я во время работы могла закрыть глаза и «подсмотреть» правильно ли я делаю.
Тогда, в 1990-м, слово «холокост» ещё не было в широком употреблении, им не называли (в СССР) геноцид евреев времён Второй мировой. Я его нашла в статье о голодоморе 1933 года, и оно «заколотило» меня набатом какой-то леденящей жути. Картон делала, выплёскивая из ведра тонированную тушью воду прямо на отрисованные человеческие фигуры, дабы потёки были реальными. В переводе с французского это слово означает «всесожжение».

«Холокост». 1990. 265х145см. БГХМ
Попова. «Холокост»


Мой  «Холокост» о бессмысленной жестокости, о тёмной стороне homo sapiens, способных планомерно массово истреблять себе подобных. Нутро раздирал вопль – «зачем жить, если такое возможно среди людей?» Летом 1991-го я поехала в Польшу на пленэр. Отправляясь в незапланированное программой путешествие в Краков,  мы завернули в Освенцим. На территорию лагеря я  не попала – был выходной. Прошла вдоль забора, остановилась у киоска. И тут – откровение – со всех обложек выставленной литературы на меня смотрело  слово «Holocauste». Тогда я и поняла, ЧТО я делала… Пророческие видения для отдельно взятой  личности?  Скажете, а надо ли об этом делать творческую работу? Не надо. Теперь я точно это знаю. Этот гобелен после выставок на какой-то период времени «осел» в мастерской (уже от Союза художников), и я не могла работать – такую мощную отрицательную энергию он излучал. Ему место только в музее, лучше в запасниках. Так и произошло в 1995-м. Он был приобретён Белгородским государственным музеем, и я вздохнула.
Но мой «мятежный дух» продолжал терзать творческую мысль. Миф о Психее в учениях Пифагора и определил настроение практически всех моих следующих работ. Там всё было созвучно тому, что происходило во мне. Уже в 1991-м был «Момент истины», затем «Плен».
«Момент истины». 1991. 105х105см. Частное собрание
Попова. «Момент истины»


«Плен».1992. 150х200 см. Частное собрание
Попова. «Плен»


«Страдальчески пробудившись в тяжёлой атмосфере Земли, она стала пленницей плоти...» Тут – страдания пленницы.
«Странствие Психеи или Я погружаю руки в волны грёз». Часть 1. 1994. 87х85 см. Газэнергопромбанк
Попова. «Странствие Психеи


Этот триптих сформировал и адекватную пластическую форму. Эскизы я в основном делаю в акварели. Кажется,  ну что общего у гобелена с акварелью! Может, дело в том, что я очень люблю акварель, пишу на пленэре только акварелью, использую в станковой графике, в книжной иллюстрации,  иной раз, как заворожённая, любуюсь палитрой (бумажной пользуюсь). И я очень люблю гобелен. Когда впервые в маленьких гобеленчиках  я постаралась передать акварельное пятно, то поразилась, как отозвалась тяжёлая тканая структура гобелена на это. Да так отозвалась, что дух перехватило. В нём самом, в сущности переплетения, в природе ткачества  сидит акварельность, ему легко это принять, ему это нравится. Я вижу,  как ему это нравится! Он как бы сам подсказывает – ну что вы меня сковываете, прокидками цвет в цвет вводите! Я ведь и влиться могу! Я умею! Я хочу!... И я не могу ему это запретить. И потом, именно акварельность позволяют мне формировать нужное пространство, прозрачность, не-плотность природы чувств, мыслей, эфирное тело художнических видений. И технически это не сложно, то есть, не сложнее каких-нибудь других приёмов ткачества. Обычно фор эскиза у меня два – один акварельный, другой – графический. Графический эскиз служит основой для картона в натуральную величину.

«Странствие Психеи или Я погружаю руки в волны грёз». Часть 2. 1994. 87х85 см. Частное собрание
Попова. «Странствие Психеи


«Странствие Психеи или Я погружаю руки в волны грёз». Часть 3. 1994. 87х85 см.  БГАДТ
Попова. «Странствие Психеи


Очень педантично отношусь к точной линии. Это, наверное, от другой любви – к натурному рисунку. Много рисую на пленэрах пастелью, литографским карандашом (напоминает рисование углём, соусом, но не сыплется, что удобно в походных условиях). Особая страсть – рисование с натуры обнажённой модели. Люблю активные, выразительные ракурсы.

«Ню». 2005. 65х45 см.
Попова. «Ню»


К страданиям странствующей по Земле Психеи,  примыкают и «Погружение», и «Диалоги о несвободе», и «А, может, передумаешь?...»

«Диалог о несвободе». Часть 1. 2004. 85х85 см. БГХМ
Попова.  «Диалог о несвободе


«Диалог о несвободе». Часть 2. 2004. 85х85 см. БГХМ
Попова. «Диалог о несвободе»


Среди традиционных интерьерных техник монументально-декоративного искусства – роспись, мозаика, рельеф, сграффито, энкаустика, витраж – у гобелена одно неоспоримое и наиважнейшее достоинство: он тёплый, и он съёмный. То есть находка удивительная для жилища. Как же архитекторы и дизайнеры интерьера не видят этих достоинств!

«Погружение». 2003. 290х140 см. БГХМ
Попова. «Погружение»


У «UNDERGROUND» пластическая форма  тоже основана на акварельном наброске, а тема другая, хотя суть одна – мои переживания.
«UNDERGROUND». 2005. 265х138 см. БГХМ
Попова. «UNDERGROUND»  


Немного истории создания. Летом 2005-го, в июне, я была две недели в Лондоне, великолепные воспоминания, чудная погода для Лондона, прекрасный двухэтажный дом  друзей на Maida vale, поездки на берег океана (точнее, English channel) на  Роллс-ройсе, самостоятельные по карте походы по музеям, паркам, улицам, мостам. Улетаю 1-го июля, а 7-го там взрывы террористов в метро и автобусе двухэтажном, в тех местах, где ходили-гуляли…  Звонила, конечно. С друзьями всё в порядке, но близость беды тряханула так, что эскиз получился на одном дыхании, и работу сделала так же, на одном дыхании. Вот почему там расплескавшаяся чёрная краска на фоне ещё не сформировавшихся счастливых впечатлений – обрывки самых характерных – Egg на фоне Tower, Анджей в цилиндре и я с Ядвигой в шляпах…  И, словно лондонское клеймо,  обозначение метро. После экспонирования в сентябре 2005-го на Всероссийской  выставке ДПИ в музее на Делегатской, он был опубликован на страничный разворот в журнале «Мир музеев» за ноябрь, а в 2007-м закуплен Белгородским художественном музеем.
Фрагмент
Попова. «UNDERGROUND»


Последний гобелен «А, может, передумаешь?...» рождался долго.  Как-то неспешно. С перерывами года в два вновь и вновь возвращалась к эскизу. Вот так, с вопросами к самой себе он и родился… Всё та же Психея, «всё истрепала, изорвала, только остались два крыла», гонимая как ветром оторванный лист, разрываясь между  Землёй и Небом, сомневается и вновь обретает веру…
«А, может, передумаешь?...». 2010. 175х135 см.
Попова. «А, может, передумаешь?...»   


И, если цвет и линия в моих работах от любви к акварельной живописи и рисунку мягким материалом, то сизаль уж точно от любви к текстилю. Люблю фактуру и  без сизаля с некоторых пор не представляю своих работ. Сизаль – натуральное волокно, получаемое из листьев агавы. Мне привезли его с Мадагаскара. Сырец, что называется. Пасмы, похожие на длинные волосы пшеничной блондинки. Я их крашу в нужные цвета и в мокром виде наматываю на трубу батареи. Высыхая, сизаль становится упруго завитым, хорошо держит форму. Врабатываю его в полотно в процессе ткачества, за 7–10 нитей основы двумя прокидками (туда-обратно), дабы никаким пылесосом его не вытащить. Руками? Только ладонь разрежешь!
Фрагмент
Попова. «А, может, передумаешь?...»


Свои работы тку сама. Муж сделал вертикальный станок по образцу решетиловского. Никаких облегчающих ткачество приспособлений нет. Самое главное – есть мощные винты для натяжки основы. И не только в вертикальных боковых стойках, но и посередине. Основу наматываем с мужем (мамой, сыном, подругой) «на палку», так что перетяжка даёт возможность соткать работу размером 270х350 см. Есть возможность переставить нижнюю балку, если гобелен будет не максимально большой. Есть и другие станки-станочки на клинышках, полностью разбирающиеся для работ небольшого размера  и для ткачества вне мастерской. Для основы использую х/б или льняную нить, тку шерстью, полушерстью, которую крашу или подбираю нужную.
Нас в МТИ не готовили ткачами, мы, конечно, немного осваивали техническую сторону, ткали образцы, небольшие курсовые, но, всё-таки, самое главное, это композиция, это работа над эскизом произведения. Поэтому, наверное, все наши, кто занимается гобеленом, ещё и пишут, и рисуют, причём на достойном выставочном уровне.

«Лунный свет». 1993. 38х50 см. Частное собрание
Попова. «Лунный свет»


Работа ткача очень важна. Но! Собственно процесс ткачества не такой уж просто технический. Поэтому очень хорошо, если художник ткёт сам, художник-ткач – это здорово. Но всё-таки надо ткать быстро, чтобы не передумать, не остыть к уже начатой работе, чтобы всё-таки успевать к очередным выставкам с новыми работами. Чтобы успеть за эту жизнь сказать больше. И, если ты художник-профессионал, – ты должен в совершенстве владеть техникой, в которой работаешь. Научить нельзя. Можно только самому научиться.
Если бы в моей жизни не было  двух месяцев, проведённых в Решетиловке, где три ткачихи выполняли мой дипломный гобелен, то я бы не умела ткать с такой скоростью и с таким качеством.  Я училась у профессиональных ткачей, которые, как полноправные творцы, шли по моему эскизу и картону, предлагали положить ту или иную нитку на границе цветов, чтобы было лучше, которые предлагали соткать  и распустить участок, если  я в чём-то сомневалась, и распускали по нескольку раз, потому что знали, что  нельзя без опыта (а откуда он у меня в то время?) принять решение, не увидев! В разгар работы одна из ткачих по графику ушла в отпуск. У двух оставшихся, естественно, увеличился участок. И когда они сдвигались, я садилась. И училась. Их игре на струнах моего диплома. Их приёмам, их ноу-хау, которое не объяснишь, не опишешь, это передаётся из рук в руки, это надо видеть и повторять до автоматизма, как гаммы! Я смотрела и училась «играть » с ними в шесть рук, понимая, что в этом залог будущего. Ведь именно доведённая до хорошего уровня техника – живописная ли, техника офорта, линогравюры, акварели, ручного ткачества ли – позволяет свободно решать пластические, композиционные, образные  задачи. Я смогу соткать всё, что задумаю. А если это так, то это «гобеленово».

[Работа над театральными занавесами – совершенно особый вид творчества художника. По проектам и при активном  участии Ольги были  созданы театральные занавесы для основной сцены Белгородского государственного академического драматического театра имени М. С. Щепкина (2001) и Белгородского государственного театра кукол (2008)].
Фрагмент занавеса для БГАДТ. 2001. Ришелье, аппликация. 7,5х15м.
Попова. Занавес для БГАДТ


Изготовление  вещи  площадью почти в 200 кв. м в 4 слоя (тяжесть свыше полтонны ), ещё и способную умно раздвигаться-задвигаться требовало  погружений в очень специфические глубины кухни театральных цехов. Мне представлялось, что я  передам эскизы и кроки  в мастерские МОСХа,  куда  буду наезжать-посматривать-осуществлять авторский контроль.… Но всё оказалось не так… Не буду погружать читателя в свалившиеся на меня организационные проблемы, поиски поставщиков, закупки, деловые переговоры, подписания договоров, финансовые вопросы… Пожалуй,  напишу сугубо текстильно-художественную составляющую. В основе художественного решения – как бы  два занавеса, один лёгкий, светлый, ажурный поверх тёмного тяжёлого.  Верхний  с вышивкой ришелье по жаккардовой золотой парче, который покрывает нижний, бархатный бордовый… [Но тут я решила не выдергивать куски из увлекательного рассказа Ольги. Тайнами создания уникального театрального занавеса в мастерских Малого театра, воспоминаниями о встречах с актерами Ольга делится на своем сайте].

Послесловие:
Чудесно, когда художник может не только творить, но и прекрасно рассказывать о своем творчестве. А мне остается упомянуть о своих впечатлениях от первого знакомства с гобеленами Ольги. Тогда я подумала, что впервые в нашем гобелене вижу такие эмоциональные и душевные работы. Красивые, живописные, безукоризненно сотканные. А главное – с ярким авторским почерком. А ведь казалось, что в ткачестве передать человеческие чувства, да ещё так живо, естественно, невозможно. О двух последних работах Ольги я писала в блоге здесь и здесь.
Ольга Попова принимает гостей на своем сайте. Кроме гобеленов и театральных занавесов здесь можно увидеть графику, акварели и фото.
Вы можете послушать аудиозаписи 1, 2 наших разговоров с Ольгой на открытии выставки «Мгновения творчества» (Покровка, 37) 15 декабря 2010. Выставка показана здесь.


Сокращения:
БГХМ – Белгородский государственный художественный музей
БГАДТ – Белгородский государственный академический драматический театр имени М. С. Щепкина
БДТ – Белгородский Дворец Творчества детей и подростков

Метки:

Comments

( 12 комментариев — Оставить комментарий )
kotichok
4 янв, 2012 12:14 (UTC)
Спасибо вам огромное!
Вы пишете не часто, но каждый ваш пост очень интересный и просто праздник для души.
Счастья и радости вам в новом году!
irinadvorkina
4 янв, 2012 12:24 (UTC)
Спасибо! И Вам счастливого нового года! При такой выставочной активности художников, я уже, кажется, "перевыполнила все планы":-)
Ольга Попова
13 янв, 2012 08:42 (UTC)
Ирина! Со Старым Новым Годом Вас! Если сочтёте, что этому моему сообщению здесь не место, то удаляйте... Но, может, полюбопытствуете... http://www.olga-po-art.com/2012/01/13/рассказ-длиною-в-жизнь/
irinadvorkina
13 янв, 2012 08:52 (UTC)
Спасибо! И Вас, так же!
Красиво Вы там всё сделали :-)
pingback_bot
4 янв, 2012 19:09 (UTC)
Гобелены Ольги Поповой
User leona68 referenced to your post from Гобелены Ольги Поповой saying: [...] Оригинал взят у в Гобелены Ольги Поповой [...]
pingback_bot
4 янв, 2012 19:54 (UTC)
Гобелены Ольги Поповой
User g_gumbert referenced to your post from Гобелены Ольги Поповой saying: [...] Оригинал взят у в Гобелены Ольги Поповой [...]
ashako
10 янв, 2012 05:09 (UTC)
Впечатляет. Я не очень люблю фигуративные композиции в тканях, но тут... грандиозно. :) И с огромным вкусом и цветовым чутьём.
Спасибо!
Ольга Попова
10 янв, 2012 12:12 (UTC)
Спасибо большое... Особенно за "вкус", "цвет" и "чутьё"... Такие близкие по духу слова и понятия, заключённые в них... Хочется верить, что мы с Вами чувствуем на одной длине волны...
andrey3377
29 янв, 2012 15:54 (UTC)
Ирина, спасибо за твое внимание к нашему творчеству, а тебе , Оля, спасибо за интересные и талантливые работы
Ольга Попова
29 янв, 2012 17:40 (UTC)
Спасибо, Андрей, что заглянул. Успехов тебе в реализации всех твоих замыслов, как текстильно-живописных, так и искусствоведческих.
(Анонимно)
6 апр, 2014 13:10 (UTC)
Если я скажу, что я в восторге, то я почти промолчу! Это чудо! Это моя мечта!
irinadvorkina
7 апр, 2014 05:02 (UTC)
Вы собираетесь заниматься гобеленом?
( 12 комментариев — Оставить комментарий )

Latest Month

Июль 2018
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Метки

Разработано LiveJournal.com
Designed by Terri McAllister